Что я только что услышала? Были ли это звуки завывающей метели или этот вой пришел прямиком из космоса? Нет, это говорит историческая память.
Орган памяти запомнил – оргАн памяти воспроизвел.


Орган памяти отчетливо видит все сквозь туман прошедших лет. Ему ведь нужны не глаза, а сердце. В августе 1937 года в театре глухонемых в Ленинграде шла генеральная репетиция спектакля по роману Николая Островского «Как закалялась сталь». Неожиданно в зале появились двое суровых с виду мужчин и увели из зала режиссёра Михаила Тагера-Карьелли. А через несколько дней в гримёрках и во всех помещениях театра начался обыск — изъяли безобидные спортивные шпаги и рапиры, причислив их к запрещенному холодному оружию. Потом начались обыски в домах и аресты артистов. Вскоре арестовали всех участников спектакля «Как закалялась сталь». Орган памяти помнит, как закалялась сталь. Какая-то внутренняя сила чувствуется в перфомансе Егора Рогалева «Орган памяти» даже без слов и звуков.

ОргАн памяти, он же терменвокс, заставляет звучать немые жесты. Артист читает роман Николая Островского, а инструмент тут же превращает взмахи руками в причудливые звуки. Получается, это те самые звуки из далекого 1937-ого взывают к нам. Осознаешь это и чувствуешь, как по коже пробирается холодок. Эти «завывания» не просто так, они – историческая память. Такая память будет существовать, пока звучит оргАн памяти.
Вывод лишь один: не останется забытым даже то, что когда-то было лишь немым взглядом или жестом.
Наталья Ильина,
Нижегородская область