Елена Ищенко

о
работе проекта в Краснодаре
Самое приятное и воодушевляющее — это видеть в «Типографии» новую аудиторию. Когда приветственные слова переводят на русский жестовый язык, рядом — один из работников краснодарского отделения Всероссийского общества слепых с собакой-поводырём, а где-то слышится детский крик — это очень воодушевляет и показывает, что инклюзия возможна. Очень радостно было видеть людей, которые приезжали на выставку группами из других городов.




Что удивило или запомнилось в подготовке и открытии выставки?
В то же время, стало ещё более ясно, что тема инвалидности в нашем обществе во многом табуирована и мало кто готов разбираться в нюансах и включать людей с разными формами инвалидности в общество. Скорее, распространён уничижительный подход, который скорее исключает людей с инвалидностью. И, конечно, проект «Искусство быть» в этом смысле играет очень важную просветительскую роль, опосредованно знакомя самых разных людей с другими людьми — героями художественных работ, людьми с различными формами инвалидности.

Ближе всего мне фильм Нади Ишкиняевой и Юлии Быленок «Тактики в/месте», посвящённый практикам сопровождаемого проживания в России. Мне было важно, что Юля и Надя снимали его в том числе в Краснодаре, вместе с волонтерами и подопечными благотворительной организации «Открытая среда», которая работает с людьми с РАС. Но их метод — это не посто интервью или съёмка повседневной жизни, это взаимодействие через телесную практику. Они делали мастер-классы для подростков с РАС, показывая разные практики взаимодействия и исследования собственной телесности, которые они могут использовать и дальше. Весь этот процесс был таким чутким, таким внимательным. Мне кажется, что фильм получился таким же чутким и внимательным к героям — людям с РАС, работникам и работницам благотворительных организаций, волонтёрам.
Зрители и зрительницы, кажется, больше всего взаимодействовали в двумя работами — «Шалашом» группировки ЗИП, который давал возможность найти на выставке укромное местечко и спрятаться там, вспоминая детство, и объектами из серии «Немебель» Елены Колесниковой. Это яркие объекты, напоминающие предметы обихода, но измененные, лишённые своей функциональности. Зонтик больше не защищает от солнца и дождя, зато загорается цветными лампочками, как только подходишь к нему. Или раскладушка, напоминающая ещё и кушетки в больницах, которая раскрывается как поп-ап открытка и музыкальная шкатулка.


Какая работа стала Вашей любимой и почему?
А какая, по-Вашему, нашла больший отклик у посетителей?

«Искусство быть» — это первый инклюзивный проект в «Типографии»? Как он повлиял на формирование доступной среды в Центре?
Да, это первый такой проект в «Типографии». Конечно, мы думаем о том, как делать наши проекты и наше пространство более доступными. В целом, новое пространство «Типографии», куда мы переехали в 2019 году, можно оценить как доступное — и мы сразу думали об этом, когда занимались ремонтом и делали архитектурный проект. С адаптацией выставок и других проектов сложнее, потому что это требует ресурсов и новых работников, и, к сожалению, пока поддерживать уровень доступности, заданный проектом «Искусство быть», не получается.





Благодаря большой подготовительной работе нам удалось связаться со многими благотворительными организациями и фондами, которые работают в Краснодарском крае. Многие из тех, с кем они работают, пришли на выставку. Многие были на выставке совершенного искусства впервые, многие давно не были в музеях. Немногие из них вернулись — за исключением тех, с кем мы работаем давно, например, подопечные «Открытой среды». Я понимаю, что, возможно, важнее полной адаптации всех экспонатов, является создание открытой и дружелюбной среды, в которой люди с разными формами инвалидности не будут чувствовать себя исключёнными. Но дело не только в доступном и принятом пространстве, дело в том, кто участвует в создании этого пространства. И тут, конечно, очень и очень важен принцип «Ничего для нас без нас» — если мы делаем какие-то программы для людей с разными формами инвалидности, то мы должны привлекать их к этой работе. И, к сожалению, пока это не всегда осуществимо — как я уже говорила, для этого нужны ресурсы, в первую очередь, сотрудники, которые бы занимались этим направлением.


Какое впечатление у Вас сложилось об аудитории выставки? Стала ли она актуальна для городского сообщества? Планируется ли продолжение работы с сообществами, которые были привлечены к созданию и работе выставки?
Как Вы можете оценить работу
«Школы медиаторов» в рамках проекта?
Как продолжается работа с медиаторами?



Школа медиаторов стала важнейшей частью проекта, и я очень рада, что она состоялась! Благодаря ей в «Типографии» до сих пор по выходным работают медиаторы, и это очень классный опыт взаимодействия с искусством. У нас появились новые медиаторы, которые смотрят материалы Школы в записи, читают и взаимодействуют с теми, кто прошел обучение. Мне очень нравится смотреть за работой медиаторов, видеть, как они развиваются, как по-разному они взаимодействуют с посетителями и посетительницами, как ищут к каждому и каждой свой подход.




Иоланта Даллада, одна из наших медиаторок, подготовила целую экскурсию для группы слабовидящих из Туапсе. Читала о том, как правильно делать тифлокомментарии, подобрала к каждой из работ на выставке запахи, чтобы пришедшие на выставку могли задействовать другие каналы восприятия. Это меня очень вдохновляет! Я вспоминаю идеи философа Эвальда Ильенкова, который стоял у истоков Загорского эксперимента. Наше восприятие является основой для формирования образов, и то, что мы должны передать — это не только о том, как выглядит конкретное произведение искусства или как оно звучит, скорее, это необходимость создать импульсы для формирования у человека образа конкретного произведения. Конечно, эти образы у каждого и каждой будут особенными — так же, как они будут разными у меня и у вас. Ильенков много писал о конструктивистской силе воображения, и в этом контексте я думаю, что именно благодаря медиаторам «Типография», как и многие другие институции, могут быть инклюзивными и доступными.
«Шалаш»
Группировка «ЗИП»

«Немебель»
Елена Колесникова


«Правила поведения в городе»
Вероника Павленко и студия «Особые художники»

«Немебель»
Елена Колесникова

РСН «Восход»
Маша Орлова



«Показать то, что нельзя увидеть»
Юлия Абзалтдинова